Филологический класс | Philological Class | ISSN 2071-2405 (Print)
Рубрика: ПУШКИНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ В СЛОВАКИИ
Файл статьи: PDF
DOI: 10.26710/fk16-04-01
Аннотация: Статья предлагает особое толкование пушкинского «истинного романтизма». Автор полемизирует с реалистическим истолкованием трагедии «Борис Годунов», разделяет точку зрения на метод Пушкина как «трансцендентный реализм» (В. Котельников) и «профетический реализм (Б. Гаспаров). В качестве аргументов использует пушкинский метадискурс по поводу трагедии (письма) и указание на литературные источники («История государства Российского» Карамзина, Исторические хроники Шекспира). Выдвинут тезис об усилении мистицизма в миропонимании Пушкина после 1821 г. В основе фабульной матрицы исследователь видит традиции христианской мистерии. Анализ пушкинских жанровых номинаций пьесы позволяет сделать вывод о том, что в окончательном варианте заглавия и подзаголовка лежат жанровые каноны Средневековья, проведенные через просветительское заглавие-резюме. Представлен анализ круговой композиции 23 сцен трагедии, выявлены эзотерические смыслы числовой символики. Концепция власти решена через христианское понимание триады «Бог — Царь — Народ». Трагедийный смысл произведения реализован через дуальность языкового уровня. Общий вывод: Пушкин адресовал свое произведение узкому кругу посвященных, способных адекватно воспринять скрытое духовное содержание пьесы.
Ключевые слова: ХРИСТИАНСКАЯ МИСТЕРИЯ, АРХЕТИПЫ, ЖАНРОВЫЕ НОМИНАЦИИ, ДРАМАТУРГИЯ, ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЬЕСЫ, РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА, ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЙ РЕАЛИЗМ
Abstract: The article offers a particular interpretation of Pushkin’s «true romanticism». The author argues with the realistic interpretation of the tragedy «Boris Godunov», shares the opinion on Pushkin’s method as a «transcendental realism» (V. Kotelnikov) and «prophetic realism» (B. Gasparov). As the arguments the author used the Pushkin’s meta-discourse about the tragedy (the letters) and the indication of the literary sources («History of the Russian State» by Karamzin, «Historical chronicles» by Shakespeare). The thesis of the strengthening the mysticism in the world outlook of Pushkin after 1821 is proposed. In the basis of plot matrix the researcher sees the tradition of the Christian mystery. The analysis of Pushkin’s genre nominations of the piece allows us to conclude that in the final versions of the title and subtitle rest the genre canons of the Middle Ages conducted through the educational titlesummary. The article shows the analysis of the circular composition of 23 scenes of the tragedy, the esoteric meanings of the numerical symbolism are revealed. The power concept is solved through the Orthodox understanding of «God — Monarch — People» triad. The tragic meaning of the work is implemented through the duality of language level. The general conclusion: Pushkin had addressed his work to a narrow circle of initiates who could adequately perceive the hidden spiritual сontent of the play.
Key words: CHRISTIAN MYSTERY, ARCHETYPES, GENRE NOMINATIONS, DRAMATURGY, HISTORICAL PLAYS, RUSSIAN LITERATURE, TRANSCENDENTAL REALISM

Для цитирования:

Димитров, Л. О чем (не) писал Пушкин в «Борисе Годунове» / Л. Димитров // Филологический класс. – 2016. – №4 (46). – С. 7-11. DOI 10.26710/fk16-04-01 .

For citation

Dimitrov, L. What Pushkin Did (Not) Write About in «Boris Godunov» / L. Dimitrov // Philological Class. – 2016. – №4 (46). – P. 7-11. DOI 10.26710/fk16-04-01 .

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.