Филологический класс | Philological Class | ISSN 2071-2405 (Print)
Файл статьи: PDF
DOI: 10.26710/fk17-04-02
Аннотация: Исследователи истории русской антиутопической литературы полагают, как правило, что в послевоенной словесности (1945–1953) антиутопических сочинений не было — во всяком случае, среди тех, что были рассчитаны на публикацию. Эта статья направлена на то, чтобы пересмотреть такой взгляд. Два произведения, которые в ней обсуждаются — это роман Лазаря Лагина «Патент АВ» (1946) и неоконченная комедия Андрея Платонова «Ноев ковчег (Каиново отродье)» (1950). Роман Лагина был немедленно напечатан сначала в журнале «Огонек», а затем отдельным изданием; пьесу же Платонова редакция «Нового мира» печатать отказалась, а рецензировавший ее Ан. Тарасенков назвал ее «продуктом полного распада сознания». Однако, если сравнить эти два произведения, можно заметить, что у них есть один общий и очень важный мотив: они предсказывают появление нового поколения детей, лишенных собственных мыслей и подконтрольных государственной пропаганде. Эти мотивы в произведениях обоих писателей, насколько можно судить, были обусловлены их реакцией на глубокий психологический разрыв между детьми и взрослыми, возникший в годы войны и оказавший большое влияние на общественные настроения первых послевоенных лет. Этот разрыв не обсуждался в печати, однако способствовал распространению тревожных слухов и отчасти отразился в письмах граждан в газеты. Как я надеюсь показать в этой статье, в своем осмыслении страхов, распространенных в советском обществе, ни Платонов, ни Лагин не использовали «эзопов язык», но разрабатывали иную форму иносказания, которую я предлагаю назвать фантастическим социальным моделированием.
Ключевые слова: АНТИУТОПИИ, ХОЛОДНАЯ ВОЙНА, ПОСЛЕВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА, СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ
Abstract: It is usually believed that there were no anti-utopian works in the Post-War Soviet literature (1945—1953), at least among the texts to be published. This paper is aimed at reconsideration of this view. The article is focused on comparison of the two works: Lazar’ Lagin’s novel Patent AV (The Patent AV, 1946) and Andrei Platonov’s unfinished theater play Noev Kovcheg (Kainovo otrod’ie) (Noah’s Arc (The spawn of Cain), 1950). Lagin’s novel was immediately published, and Platonov’s piece was banned and defined (in an editor’s peer review) as ‘a result of full disintegration of consciousness.’ However, when comparing these works, one can notice that they have one common and very important trait: they predict the emergence of «new children», totally brainwashed and susceptible to further propagandist influence. These motifs were brought about with the deep rupture between adults and adolescents. This rupture emerged during the Second World War and entailed hidden social tension and social obsession in the Soviet society starting from 1945. It could not be discussed in media due to the censorship taboos, but it provoked rumors and citizens’ letters to the newspapers. As I hope to demonstrate, when representing these social fears, Platonov and Lagin didn’t use any ‘Aesopian language,’ but invented another form of circumlocution that I would propose to designate as fantastic social modeling.
Key words: ANTI-UTOPIA, COLD WAR, POST-WAR LITERATURE, SOVIET LITERATURE, RUSSIAN WRITERS

Для цитирования:

Кукулин, И. В. Советские послевоенные антиутопии / И. В. Кукулин // Филологический класс. – 2017. – №4 (50). – С. 14-24. DOI 10.26710/fk17-04-02 .

For citation

Kukulin, I. V. Soviet Post-war Anti-utopia / I. V. Kukulin // Philological Class. – 2017. – №4 (50). – P. 14-24. DOI 10.26710/fk17-04-02 .

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.