Филологический класс | Philological Class | ISSN 2071-2405 (Print)
Файл статьи: PDF
DOI: 10.26710/fk18-01-02
Аннотация: В статье М. Липовецкого рассматриваются основные характеристики неоромантизма в русской поэзии ХХ века как дискурсивной формации, объединяющей таких разных художников, как Н. Гумилев, С. Есенин, А. Вертинский, А. Ривин, М. Светлов, Б. Слуцкий, Б. Окуджава, А. Галич, В. Высоцкий, Б. Ахмадулина и др. В качестве важнейших принципов неоромантизма рассматриваются стилизация, множественность и театрализация «я», доминиривание оксюморона и интерес к пограничным ситуациям (отсюда высокая популярность жанра баллады среди неоромантиков). Последний порождает, с одной стороны, эстетизацию маскулинности и насилия, а с другой, радикальный отказ от позиции силы в пользу «сентиментальности». В целом, неоромантический дискурс предлагает исключительно гибкий механизм символических «переговоров» и поиска компромиссов между индивидуальной свободой (во многом понятой в соответствии с философией Ницше) и политическими и / или культурными силами времени, требующими от человека жертвовать своей свободой ради общего дела или национальных интересов.
Ключевые слова: РУССКАЯ ПОЭЗИЯ, РУССКИЕ ПОЭТЫ, ПОЭТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО, НЕОРОМАНТИЗМ, ДИСКУРСИВНАЯ ФОРМАЦИЯ, КОНЦЕПЦИЯ СУБЪЕКТА, СТИЛИЗАЦИЯ, ОКСЮМОРОН
Abstract: Mark Lipovetsky’s article discusses main characteristics of neoromanticism in Russian poetry of the 20th century. Lipovetsky interprets neoromanticism as a discursive formation that unites such dissimilar poets as Nikolai Gumilev, Sergei Esenin, Aleksandr Vertinsky, Aleksandr Rivin, Mikhail Svetlov, Boris Slutsly, Bulat Okudzhava, Aleksandr Galich, Vladimir Vysotsky, Bella Akhmadulina and many others. As formative features of neoromanticism, the article highlights stylization, multiplicity of lyrical selves and theatralization of subjectivity, the predominance of oxymoron and focus on extreme (borderline) situations (hence, high popularity of ballads among neoromatic poets). The exploration of the subject’s reactions to borderline situations leads to the bifurcation of the neoromantic discourse. On the one hand, it is the aesthetization of violence and force-based masculinity, on the other, a radical rejection of the position of force/power for the sake of “sentimentality”, tender and vulnerable humanity. All in all, the neoromantic discourse offers an incredibly flexible mechanism for symbolic negotiations and the quest for compromises between the individual freedom (frequently understood according to Nietzsche) and politic/cultural forces of the time requiring from a human sacrifices for the sake of the “common cause” (national class, state, etc.).
Key words: RUSSIAN POETRY, RUSSIAN POETS, POETRY WRITING, NEO-ROMANTICISM, DISCURSIVE PARADIGM, CONCEPTION OF SUBJECT, PASTICHE, OXYMORON

Для цитирования:

Липовецкий, М. Н. Неоромантизм в русской поэзии XX — XXI веков: смысл и границы понятия / М. Н. Липовецкий // Филологический класс. – 2018. – №1 (51). – С. 13-18. DOI 10.26710/fk18-01-02.

For citation

Lipovetsky, M. N. Neoromantism in Russian Poetry of the XX–XXI Centuries: Meaning and Scope of the Concept / M. N. Lipovetsky // Philological Class. – 2018. – №1 (51). – P. 13-18. DOI 10.26710/fk18-01-02.

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.