Филологический класс | Philological Class | ISSN 2071-2405 (Print)
Рубрика: ГОЛОСА СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА
Файл статьи: PDF
DOI: 10.26710/fk17-04-15
Аннотация: В статье рассматривается вопрос о влиянии поэтики русского футуризма на творческий мир Артема Веселого (Н. И. Кочкуров, 1899–1938). Анализируя жанровые и стилевые поиски писателя, автор показывает важное значение художественного опыта В. Маяковского и сотрудничества с журналом «Леф». Сопоставлены пьеса «Мы» (1921), в которой писатель впервые использовал имя «Артем Веселый», и «Мистерия-буфф» Маяковского. А. Веселый посвятил сборник «Большой запев» (1931) Велимиру Хлебникову, считая его своим главным учителем. В ряде произведений отразилась поэтика «Зверинца» Хлебникова. Стремление А. Веселого объединить народную речь и словотворчество футуристов воплотилось в языке его романов «Россия, кровью умытая», «Гуляй, Волга» и в стихотворениях в прозе, обогащая его ярко-индивидуальный поэтический язык. Внимание к подобным процессам, остававшимся вне научной интерпретации, углубляет наше представление о творчестве А. Веселого, показывает плодотворность взаимодействия различных направлений литературного развития в 192030-х гг. в противовес ограниченности групповой борьбы и ангажированности критических оценок.
Ключевые слова: ФУТУРИЗМ, СЛОВОТВОРЧЕСТВО, ПОЭТИКА, ПОЭТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО, РУССКАЯ ПОЭЗИЯ
Abstract: The article deals with the question of the impact of the poetics of Russian Futurism on the creative world of Artem Vesjolyj (N. I. Kochkurov, 1899–1938). Analyzing the genre and style of this writer, the author shows the importance of Mayakovsky’s artistic excellence and the collaboration with the magazine “LEF”. The play "We" (1921), in which the writer first used the name "Artem Vesjolyj" is compared to the play "Mystery-bouffe" by Mayakovsky. A. Vesjolyj dedicated his book “Bol’shoj zapev” (1931) to Velimir Khlebnikov, as he thought him to be his main teacher. Some works reflected the poetics of “Zverinets" by Khlebnikov. Vesjolyj combined folk speech and words of futurists in the language of his novels "Rossia, krovju umytaja”, “Gulyaj, Volga” and poems in prose, enriching his vivid individual poetic language. Attention to such processes, remaining outside the scientific interpretation, deepens our understanding of creativity, shows the fruitfulness of the interaction of various directions of literary development in the 1920–30s in contrast to the inability of literary groups to struggle and predetermined critical reviews.
Key words: FUTURISM, WORD BUILDING, POETICS, POETRY, RUSSIAN POETRY

Для цитирования:

Терехина, В. Н. Артем Веселый и поэтика русского футуризма / В. Н. Терехина // Филологический класс. – 2017. – №4 (50). – С. 100-107. DOI 10.26710/fk17-04-15 .

For citation

Terekhina, V. N. Artem Vesjolyj and Poetics of Russian Futurism / V. N. Terekhina // Philological Class. – 2017. – №4 (50). – P. 100-107. DOI 10.26710/fk17-04-15 .

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.