Филологический класс | Philological Class | ISSN 2071-2405 (Print)
Рубрика: К 150-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ А. М. ГОРЬКОГО
Файл статьи: PDF
DOI: 10.26710/fk18-02-12
Аннотация: Отношение М. Горького к проблеме социалистического реализма значительно сложнее, чем принято считать. Для его понимания необходимо комплексно рассматривать эволюцию Горького как интеллектуала, политика и писателя. Горький чувствовал «необходимость обогащения марксизма как экономического и социально-политического учения морально-этическим и философско-религиозным смыслом» и был воодушевлен глубокой верой в человека. Его понимание марксизма осложнялось романтическим и ницшеанским видением жизни, усвоенным из философии Ницше. Во время своего путешествия в Соединенные Штаты Горький впервые определил социализм как будущую религию Человечества, которая освободит весь мир от нищеты и власти богатства. Этим идеям Горький останется верен всю жизнь. Неслучайно, писатель использовал для своего доклада на I Съезде советских писателей текст статьи, опубликованной в 1909 году под заголовком «Разрушение личности» в сборнике «Очерки философии коллективизма», отвергнутой Лениным, усмотревшим в ней присутствие богдановских идей, а в 1934 году без оговорок принятой Сталиным. В докладе звучала проповедь религии человечества, искупленной мистикой труда — идеи, которая захватила его во времена дружбы с Луначарским. Чтобы вписаться в новую партийную идеологию, Горькому не пришлось внутренне перестраиваться. В крестьянстве, поставленном под контроль сталинской политикой, видится ему уже не анархическая угроза, как в 1917 году, а возможность трудного и долгожданного культурного искупления. Идея социалистической индустриализации России была ближе Горькому, чем ленинская идея революции. Горьковское понимание социалистического реализма соотносится с религиозным пониманием правды и вымысла: писатели могли не выдумывать, а писать по вдохновению, исходящему свыше. В этом контексте выясняется, что горьковское определение социалистического реализма не укладывалось в русло ленинской мысли, а опиралось на «ересь», резко раскритикованную Лениным. Оно было отражением традиционной русской религиозности, настрой которой прекрасно чувствовал бывший семинарист Иосиф Виссарионович. На Первом съезде советских писателей стало очевидно, что идея «богостроительства», развитая в повести «Исповедь», вновь возродилась в речи Горького в несколько завуалированном, но узнаваемом виде. Публицистический успех, который имела его речь, помешал ее правильному истолкованию. Очевидно, нельзя называть Горького «основоположником социалистического реализма», не учитывая эволюции его литературнохудожественной позиции, поскольку это приведет к упрощению и искажению реальной картины.
Ключевые слова: СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ; ЛИТЕРАТУРНЫЕ ТЕЧЕНИЯ; МАРКСИЗМ; РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ; РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА; ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО
Abstract: M. Gorky’s position towards defining the socialist realism is complex and in order to understand it correctly one must analyse his intellectual, political and literary evolution as a whole. Gorky felt “the need to enrich both the economical and socio-political aspects of Marxism with morally-ethical and philosophically-religious meaning” and was exhilarated by his deep belief in man. His understanding of Marxism happened via his perception of Nietzsche and therefore his views were based on romantic, Nietzschean worldview. During his visit to the United States Gorky for the first time defined socialism as the future religion of humanity that will free the world of poverty and the reign of wealth. Gorky would remain faithful to these ideas his whole life. It was no accident that Gorky chose his article “The disintegration of Personality” printed in 1909 in the “Essays on the Philosophy of Collectivism” collection, which was refused by Lenin for including the dangerous ideas of Bogdanov and later in 1934 fully accepted by Stalin, for his speech at the First Soviet Writers’ Congress. Here the religion of humanity, redeemed by the mysticism of labor, emerges again. This idea captivated him during his friendship with Lunacharsky. In order to fit in the new Party ideology Gorky didn’t have to reorganize himself. He sees no anarchistic threat in the peasantry controlled by Stalin’s policy, like in 1917, but rather a possibility of long-awaited difficult cultural redemption. The idea of socialist industrialization of Russia was more appealing to Gorky than Lenin’s idea of the revolution. Socialist realism, as writes Cesare De Michelis has many points in common with the Russian religious tradition. In this context, the Gorky’s speech on the first Soviet Writers’ Congress, which «instead of complying with Lenin’s ideology was based on “heresy”, heavily criticized by Lenin before, “the God Building”, was a reflection of traditional Russian religiousness that Joseph Vissarionovich (Stalin), former trainee priest, understood perfectly. During the First Soviet Writers’ Congress it became obvious that the idea of “God-building”, developed in the novel “Confession”, was reborn in Gorky’s speech, although in a clouded but still recognizable way. The publicist success of the speech led to its incorrect understanding. Speaking about Gorky as “the founder of socialist realism” without referencing to the evolution of his literary and artistic position would be an unforgivable simplification that can distort the real picture.
Key words: SOCIALISTIC REALISM; LITERARY TRENDS; MARXISM; RUSSIAN WRITERS; RUSSIAN LITERATURE; WRITING

Для цитирования:

Чони, П. Горький и "Евангелие новой веры" / П. Чони // Филологический класс. – 2018. – №2 (52). – С. 70-75. DOI 10.26710/fk18-02-12 .

For citation

Cioni, P. Gorky and “The Gospel of the new faith” / P. Cioni // Philological Class. – 2018. – №2 (52). – P. 70-75. DOI 10.26710/fk18-02-12 .

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.