Филологический класс | Philological Class | ISSN 2071-2405 (Print)
Файл статьи: PDF
DOI: 10.26710/fk-04-04
Аннотация: Эмигрантская литература, создававшаяся в тягостной и бесперспективной атмосфере межвоенных лет, за рамками живого и развивающегося русского языка, вдали от привычной читательской среды, стремилась компенсировать отрыв от родины посредством обращения к ее духовным истокам, чтобы снискать животворную поддержку в наследии родной культуры. Для Набокова главенствующее значение имели здесь достижения пушкинского и смежного периода, которые он изучал и в качестве профессионального комментатора: достаточно вспомнить его монументальный перевод и комментарий к «Евгению Онегину», исследование, посвященное Гоголю. Романы Набокова второй половины 1930-х гг. рассматриваются в статье как развернутая актуализация сюжетных и тематических моделей русского романтизма, описанных в 2012 году в книге Вайскопфа «Влюбленный демиург: метафизика и эротика русского романтизма». Прежде всего, приводятся непосредственные маркеры этой историко-литературной преемственности — мотивно-фразеологические аллюзии на памятники русской романтической школы, а также на более поздние произведения, связанные с ее наследием (Некрасов, Блок). Сюда входят реминисценции из великих русских романтиков, отозвавшиеся в «Приглашении на казнь»: это и образ Недоноска из одноименного стихотворения Баратынского, и тема «усталого мира» из фетовских текстов, а, кроме того, подсказанная гоголевским «Вием» и отчасти тем же Фетом картина «перевернутого зрения» в «Даре» (один из символических эпизодов в последней главе). Схождение с Золотым веком обнаруживается в самой рисовке героев и ключевых сцен этих набоковских сочинений. К русской романтической традиции восходит и гностическая установка, наиболее резко проступившая в «Приглашении на казнь», а, с другой стороны, адаптация и полемическое обыгрывание некоторых библейских парадигм, давшее себя знать в религиознофилософской проблематике «Отчаяния» и поданное с оглядкой на раннего Мандельштама.
Ключевые слова: ДЕМИУРГ; БИБЛИЯ; РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА; РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ; ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО; РОМАНТИЗМ; МИКРОСЮЖЕТЫ
Abstract: The article pinpoints allusions to important texts of Russian Romantics and to work of later authors who put the Romantic heritage to their own uses. Émigré literature was written in depressive atmosphere of Europe between the wars offering no prospects to Russian exiles. It was created beyond the sphere of live Russian, far from the Russian readers. It tried to make up for the distance from the native audience by turning to Russia’s spiritual sources so as to draw life-giving support in native cultural heritage. For Nabokov it was first of all the achievements of the Golden Age, or the Age of Pushkin and Gogol that he knew expertly as a translator and commentator of Pushkin’s «Eugene Onegin» and author of an important study of Gogol. Nabokov’s novels of mid — and late 1930s are seen as a developed implementation of plots and motivic patterns of Russian Romanticism described in Michael Weisskopf’s book «Vliublennyi demiurg: Metafizika I erotica russkogo romantizma» («A Demurge in Love: Metaphysic and Erotic Aspects of Russian Romanticism»). In the first place direct markers of such literary continuity are discovered that are verbal, motivic or phraseological allusions to Russian Romantic literary monuments as well as to writing of later epochs based on the Romantic heritage (Nekrasov, Blok). One can cite here reminiscences from great Russian Romantics in ‘An Invitation to a Beheading’: the image of Premature Baby from Boratynsky’s famous poem, the motif of ‘a tired world’ from Fet, or the symbolic picture of аn upside down vision in ‘The Gift’s final chapter prompted by Gogol’s «Vii» and also by Fet. Multiple convergences with the Golden Age are found in the treatment of characters and key scenes in «Despair» and «An Invitation to the Beheading», and very often in the very «style». The Gnostic tendencies most definitely manifested in the latter novel, as well as polemic use of some Biblical paradigms are also traced back to Romantic tradition.
Key words: DEMIURGE; BIBLE; RUSSIAN LITERATURE; RUSSIAN WRITERS; LITERARY CREATIVE ACTIVITY; ROMANTICISM; MICRO-PLOTS

Для цитирования:

Вайскопф, М. Продление романтизма: интертекстуальные микросюжеты в предвоенной прозе Набокова (введение в тему) / М. Вайскопф // Филологический класс. – 2018. – №4 (54). – С. 29-33. DOI 10.26710/fk-04-04 .

For citation

Weisskopf, М. Prolongation of Romanticism: Intertextual Plots in Nabokov’s Pre-War Period (an Introduction into the Theme) / M. Weisskopf // Philological Class. – 2018. – №4 (54). – P. 29-33. DOI 10.26710/fk-04-04 .

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.